Сегодня на парламентском месте выданного для уголовного преследования депутата от Новой консервативной партии Юриса Юрашса была помещена картонная версия политика — фотография политика, выполненная практически в полный рост с надписью «Бьющий тревогу».


Парламентарии не упустили отпустить несколько шуток на тему появления в Сейме картонного политика. К примеру, во время своего выступления депутат Вячеслав Домбровский указал с трибуны, что с ним “явно согласен депутат Юрашс”.

Заместитель председателя фракции НКП в Сейме Кришьянис Фелдманис указал в социальных сетях, что появление фотографии Юрашса символизирует единство в партии.

“Потому что мы команда”, - написал он.

Как сообщалось, большинство депутатов поддержали выдачу Юрашса для уголовного преследования по делу о разглашении государственной тайны.

Юрашс летом 2016 года публично заявил, что ему предлагали взятку, чтобы уголовный процесс в отношении экс-руководителя Latvijas Dzelzceļš Угиса Магониса и эстонского предпринимателя Олега Осиновского был переквалифицирован со взяткодательства на торговлю влиянием, за которую предусмотрено более мягкое наказание.

Юрашс утверждал, что еще до публичного заявления оповестил KNAB (которым руководил Ярослав Стрельченок) и прокуратуру во главе с Эриком Калнмейерсом о попытке дачи взятки. По словам депутата, в связи с тем, что никакой реакции или расследования со стороны данных учреждений не последовало, он решил известить об этом общество через средства массовой информации.

В связи с публичным заявлением Юрашса было возбуждено уголовное дело. Им занялась Полиция безопасности (ныне Государственная служба безопасности), которая ранее просила прокуратуру предъявить обвинение Юрашсу, однако прокурор Айвис Залужинскис решил, что правового основания призывать подозреваемого Юрашса к уголовной ответственности нет, а сам процесс должен быть закрыт за неимением состава преступления. Старший прокурор отдела по расследованию особо важных дел Модрис Адлерс по собственной инициативе, будучи вышестоящим по должности прокурором, 15 июня 2017 года отменил решение Залужинскиса как необоснованное.

Дело было передано обратно в Полицию безопасности, а вице-прокурор назначил конкретные следственные действия, которые предстоит провести.