МИД Латвии обещает отстаивать интересы граждан и неграждан ЛР, проживающих в Британии. Причем делать это дипломаты планирует и до, и после выхода островного государства из Европейского союза. А что же наши соотечественники, эмигрировавшие в на Британские острова?


Временные трудности

Гражданка Латвии, преподаватель Светлана Д. продолжает жить в Лондоне как ни в чем ни бывало. Вот что она рассказала газете «СЕГОДНЯ»:

— Пока решение о Брекзите не коснулось непосредственно моей жизни, то и говорить не о чем. Скажется ли на моей жизни в Великобритании ее выход из ЕС и каким образом — пока никто не знает, а делать резких движений и принимать какие—то необдуманные решения в связи с предположениями и газетными статьями не стоит. Думаю, такая позиция у многих приезжих.

— Что заставило бы вас уехать в Латвию?

— Сумасшествие. А если серьезно, то, наверное, какие—то особые семейные обстоятельства. У меня нет знакомых, которые желали бы покинуть Великобританию.

Эмиграция — это всегда период временных трудностей, которые надо преодолеть: много работать, планировать свою жизнь, организовать быт на новом месте, шаг за шагом решать какие—то иммиграционные дела. Если человек не справился с этим комплексом одновременных задач, то он может вернуться на родину, где объективно легче и привычнее. Но его решение никак не связано с политической обстановкой на тот период, Брекзит тут ни при чем.

В Лондоне хорошо, а в Праге лучше

Некоторые латвийцы, ранее трудившиеся на Британских островах, уже вернулись — не на родину, но на континент. Бывшая рижанка журналист Светлана Будяк пояснила свое решение перебраться в Прагу:

— Уехала потому, что за 7,5 лет в Англии не прижилась. Несмотря на стабильную, хоть и нервную работу, мне много чего не хватало —— культурной, социумной жизни. Брекзит особо не волновал — я посмотрела, что совершенно спокойно могу претендовать на статус резидента, а потом и на гражданство. То есть не попадаю в категорию риска. Начальство на работе тоже не беспокоилось (по специфике работы у нас был многонациональный коллектив). Ну и сами британцы заранее не волнуются. У них простой подход — примут закон, будем думать.

К тому же всегда есть переходные периоды. В день референдума я была в Питере, сидела на спектакле, позади меня в антракте люди читали новости и обсуждали Брекзит. А утром фунт рухнул. Остаются же наши в Англии потому, что уже осели. У многих семьи — и дергаться куда—то сложно. Есть те, кто очень хотел бы вернуться (как я, я же искала работу в Риге параллельно с Прагой), но понимают, что некуда и не на что.

Латвийскую политику реэмиграции и весь этот проект серьезно никто не воспринимает. Плюс очень ценят ту стабильность, которая есть у них сейчас: постоянная работа, даже если это склад или фабрика, возможность планировать отпуск и свою жизнь. У многих уже дом взят в ипотеку, а недвижимость держит, как ни крути. Уезжать для многих означает начинать где—то еще с нуля. Да и знание языков требуется. В других странах еще и местный язык играет большую роль.

...Сама Светлана с должности аудитора доросла до контролера по закупкам в крупной фармацевтической компании. Работой и бытом в новой стране очень довольна — чехи общительней и теплее англичан, а на трудовые кроны можно позволить себе существенно больше, чем в дорогой UK.