После интервью газеты Diena с руководителем Службы предотвращения легализации преступно нажитых средств (Службы контроля) Илзе Знотини по Латвии прокатилась новость, что Служба контроля в деле банка ABLV привлекла американскую компанию «Kroll», пишет Марис Краутманис в Neatkarīgā Rīta Avīze (пер. Freecity). 


Напомним, что «Kroll» специализируется на идентификации дел, связанных с финансовыми рисками, и является структурным подразделением созданной в США большой фирмы Duff&Phelps.

Сильная кантора, несомненно. Новость-то о «Kroll» прокатилась, но в тени формирования правительства никто не потрудился разобраться, что это решение означает. Суть очень проста: Служба контроля часть своих функций решила доверить частной американской компании, чтобы – читаем между строк – искать доказательства упрекам, которые ранее были высказаны структурным подразделением Минфина тех же США - FinCEN.

Американцы будут расследовать высказанные американцами же обвинения, чтобы доказать, что американцы в случае с банком ABLV были правы. Разумеется, за латвийские деньги, с выплатами компенсаций с шестью нулями.

Несомненно, в «Kroll» работают специалисты высокого класса. Несомненно. Сомнения, однако, рождает то, что в июне прошлого года TV3 сообщил, что «Kroll» не будет привлечен, так как этому препятствует конфликт интересов. Эта же компания несколько лет назад расследовала так называемое дело молдавских банков, когда из Молдавии как бы исчезло около миллиарда долларов США. В деле фигурировали и несколько латвийских банков, среди которых «Latvijas Pasta banka», «Privatbank» un ABLV. Не хочется так сразу утверждать, но не случилось ли так, что аргумент об конфликте интересов случайно исчез, так как кто-то открыто лоббирует услуги частной компании из США?

За кулисами должностные лица говорят, что давление посольства США в этом деле стало уже таким интенсивным, что балансирует на грани навязчивости. Сотрудники посольства США участвовали даже в переговорах о навязанной ликвидации банка, что в дипломатических кругах называют «откровенным нарушением дипломатического этикета».

Однако более всего в деле «Kroll» удивляет то, что Служба контроля по сути планирует делегировать частной зарубежной компании очень существенную и критическую для государства функцию – расследование.

Делегирована она будет предприятию, которое, как сказала Знотиня, высказала замечания в адрес предложения, высказанного другой частной международной компанией «EY». То есть частное предприятие высказывает критику по поводу предложения своего конкурента и тем самым зарабатывает договор.

Что в этой эпопее делает Министерство иностранных дел с его многолетним и несменяемым руководителем Эдгаром Ринкевичем во главе?

Ведомство не знало о подготовленном FinCEN сообщении, сотрудники посольства не смогли как-то повлиять, они не сумели защитить Латвии перед Moneyval, что сейчас угрожает нашему государству включением в «серые списки». Однако Ринкевич в Латвии считается несменяемым, «самым правильным» министром иностранных дел, на которого даже пылинка не может упасть.

Наше посольство в США могло бы призвать привлечь экспертов «Kroll» к идущему в Америке расследованию спецпрокурора Роберта Мюллера. В его рамках расследуется возможное сотрудничество и связь президента США Дональда Трампа с Россией. Насколько можно услышать и прочесть, там еще многое надо сделать, и хорошие профессионалы пригодились бы.

И, какое совпадение, именно специализация «Kroll» была бы к месту, так как расследование Мюллера проверяет, какие у президента США и его администрации были возможные связи с президентом России, и были ли в этом задействованы большие финансовые рычаги.

Одна из теорий заговоров гласит, что развал бизнеса нерезидентских банков или как минимум желание нанести по нему основательный удар было одной из просьб президента России Владимира Путина к его партнеру Трампу. Она была высказана, компании Трампа, который еще не был в должности президента, получили огромный капитал из России. Так сказать, на спасение бизнеса.

Почему Путин об этом попросил? После существенного уменьшения активности региональных финансовых центров на Кипре, в Соединенном королевстве и Латвии, выведенные из России деньги начали возвращаться в Россию. Большая часть из них. В этом и был план Путина, так как резервы нефти вечными не будут, а из России состоятельные русские бегут все стремительнее. Действительно ли все было так, покажет расследование Мюллера. Если это окажется правдой, то наши должностные лица сейчас действуют как «полезные идиоты», хотя часть из них, похоже, об этом не задумывается.

Тем временем молодые и энергичные представители латвийского народа могли задать должностным лицам вопросы, в какой мере государственную функцию расследования мы готовы отдать частному зарубежному предприятию? И в соответствии с какими критериями выбрано именно то предприятие, которое правительство уже раз отвергло, и которое, как можно понять из сообщения Знотини, было одним из пяти «солидных претендентов»? Насколько большие средства из государственного бюджета на эту благородную цель отпущены?

Сколько придется платить за неспособность наших служб самим справиться со своими обязанностями?