Киево-Печерская Лавра - одна из важнейших православных святынь, третий Удел Богородицы. Портал Focus.lv накануне Великого поста взял интервью у наместника лавры митрополита Павла.


-Владыка, в столь опасное и одновременно дивное время для православия, может ли Киев и Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра стать международным центром объединения для православных?

- Я благодарю Вас за то, что Вы приехали в Украину и интересуетесь жизнью православных и всех жителей Украины и пусть Господь помогает Вам!

Для православной Церкви Христовой никогда не было легкого времени. Начиная от Адама и до сегодняшнего дня. Мы знаем историю иудейского народа и как зарождалось христианство. Здесь нет ничего удивительного, потому что раз Христос хочет спасти душу, то готовьтесь к искушениям.

Святая Лавра действительно была, есть и будет оплотом православия и пытается всех объединить. Кто бы что не говорил обо мне и других людях, это их право. Но мы стараемся делать то, что необходимо.

Самое главное - это покаяние. Вышел человек и должен возвратиться в то место, откуда он пошел. Это притча о блудном сыне. Если бы отец воссоединился со своим сыном и пошел на грех, то он растратил бы и свое и сделал бы несчастным старшего сына. Все раскольники могут придти и увидеть труды и подвиги преподобных Киево-Печерских, увидеть жизнь преподобного Антония, преподобного Феодосия, священного мученика Владимира и встать на тот истинный путь, который ведет в Царствие Небесное.

- Владыка Павел! Как православная община Европы и мира может реальным делом помочь Киево-Печерской Лавре?

- Мы нуждаемся во многом. Сегодня мы не можем, например, приобрести и ввезти ткани из Греции. Каждый человек может пожертвовать. У нас идет очень много тканей для переоблачения преподобных, для жизни в монастырях, так как к нам многие приезжают и служат. Очень высокие цены за тепло, за воду, за электричество, за канализацию. А наш народ очень и очень беден. Поэтому кто, чем сможет ..

Для наших читателей! Кто желает помочь Киево-Печерской Лавре,  может сделать пожертвование по этим реквизитам.

- Владыка Павел! Какие события последнего времени Вас искренне порадовали?

- Меня порадовало, что мы с Божией милостью прожили 30-летие открытия и обновления жизни святой обители. Нам ведь передали обитель в разрушенном виде. Первые наместники - владыка Ионафан, покойный отец Еливферий и другие наместники - совершили очень многое.

Мы очень рады, что 1030-летие крещение Руси прошло в нашей Святой Церкви - в Русской Православной Церкви. Мы не делим церковь на российскую, украинскую, белорусскую. Таких церквей нет. Есть Русская Православная Церковь. Константинополя давным давно нет, а именуется Стамбул Константинопольским, хотя там давно ничего нет. А у нас множество церквей, множество монашествующих и верующих людей.

Прожили 1035-летие со дня рождения преподобного Антония, Киево-Печерского угодника. Он был украшением всего мира, украшением Афонской горы. Верные духовные чада расходятся по всему миру, проповедуя Евангелие, утверждая храмы и обители мужские и женские и, Славу Богу, они не пустуют. В каждой обители есть 15, 20, 100, а в больших обителях - Почаевской, Святогорской и в нашей святой Лавре - всегда очень много монашествующих.

- Владыка! Какое событие или какой человек привел Вас к вере?

- Я с детства хотел быть священником. У меня папа из протестантской семьи, хоть и никогда не ходил туда. Я же его крестил, венчал, читал разрешительную молитву, закрывал глаза после смерти. У нас очень большая семья - 9 детей, 8 живых, 31 внуков, 38 правнуков, 12 священников.

У меня была такая благочестивая бабушка Александра (по маме). Она не умела читать и писать, но когда в 1963 году закрыли церковь, то три женщины: Марфа, Стефа и моя бабушка встали на спасение церкви. Они были трижды в Москве, пять раз в Киеве и добились в 1968 году открытия нашего храма. Она по сути является семенем, которое взошло в моей душе. У нас был очень хороший батюшка, покойный отец Петр и другие благочестивые люди.

У нас была по близости Почаевская Лавра и Корецкая обитель и мы туда ездили на поклонение святыням. Бабушка всегда навьючит меня едой: крупы, масло, еще что-то. Все, что имели несли тогда в обитель. Деньги тогда были совсем другие, их не было, но все равно несли туда, что могли. Запомнилось пение наших прихожан. У нас тогда был большой приход. Сектантов тогда не было, как сейчас. И в нашем приходе было семя жизни.

В 9 или 10 лет полностью изменилось мое мировоззрение, когда бабушка привезла меня в кафедральный собор. И там я увидел Владыку. Я положил в своем сердце такую мысль, что буду таким батюшкой, как он. И еще один момент поразил меня. Когда я пришел в Храм, где Владыка Дамиан говорил проповедь, то дети кричали, плакали, а владыка сказал - замолчи, тебе говорю - и в храме в мгновение стала тишина. Конечно, поразила меня чувство преданности и верности Богу.

А так каждый человек в моем сердце полагал семена. Мне было интересно и меня наказывали за это. Я ходил зимой несколько километров к одной женщине, которая управляла и пела в хоре. Я ходил к ней учить церковнославянский язык после уроков. Идти нужно было через реку по льду. Идешь и не знаешь, проломится лед или нет. Прихожу домой и получаю, но все равно на второй день мне надо было идти и учиться читать по церковнославянскому.

Мне было 11 лет (в 1972 году), когда на Сретение не пошел в школу, а первый раз прочитал Апостол, как это было интересно и радостно.

- Владыка! А в более взрослом возрасте общение с каким старцем или посещение какой святыни оставило на Вас значительный след и укрепило в вере?

- Я с опаской отношусь к старцам, потому что не всякий говорящий "Господи, Господи" войдет в Царствие Божие.

Для меня всегда была и есть чудотворная икона Почаевской Божией Матери утверждением веры истинной. Там были сотни тысяч людей. Я видел как слепые, безрукие, безногие инвалиды тянулись к ней. Там меня одухотворяло. Не скажу, что я имел к ним какое-то сострадание . Я еще не мог понять, ведь был ребенком. Но меня тянуло положить им столько денег, сколько бабушка давала и послушать как они пели.

Примером для меня были отец Петр. Когда я пришел в семинарию первой встретила меня матушка Исидора. Она рассказала мне, что если я поступлю, то поеду на могилу иеромонаха Самсона. Я его молитвами поступил, проучился три недели, а все не еду. И он явился ко мне во сне, говоря: "я жду, что приедешь , ведь ты обещал".

Дальше примером христианской жизни стал отец Венедикт, наш инспектор Московской духовной семинарии. Мне к нему как-то припала душа и я попросил его стать моим духовником. Он ответил, что руководить могу твоей жизнью, но духовником быть не могут. Ты студент, а я инспектор, твой начальник. И вольно невольно, ты должен будешь рассказывать мне, что делается, какие у тебя неприятности и получится своего рода донос. Можешь обращаться ко мне с любым вопросом , но исповеди у меня не будет.

И тогда я перешел к отцу Кириллу. Я его очень любил и люблю, очень хороший был отец Наум, а также для меня был и есть пример добрый батюшка Илия, духовник Святой Лавры.

К отцу Кириллу я ходил три с половиной года. Мы много встречались и беседовали. Ходил к нему в келью читать Добротолюбие и Ветхий завет. Но он никому не разрешал читать Евангелие, делал это всегда сам. На чтения и после, к нему собирались старцы: отец Афанасий, иеромонах Алексей и др. Помню, что отец Кирилл, тем кто приходил на чтение давал две конфетки "Мишка косолапый", а на второй день кусочек белого хлеба и два кусочка осетрины. Это были как Дары Святого Духа через батюшку.

У меня было много таких угодников, которых видел по жизни: отец Георгий, Иоанн Маслов, отец Афанасий, отец Николай, блюститель Троицкого собора и другие батюшки.

- В преддверии Великого поста, что Вы хотите пожелать православным людям?

- Дорогие братья и сестры, я прошу только то, что просил Христос - имейте любовь между собой! Все возможно для нас с вами, если будет наша совместная молитва от чистого сердца. Берегите святую Соборную-апостольскую церковь. Смотрите, сейчас на Украине хотят сделать пустыню. Раскольники, люди которые не имеют на себя благодати архирейства и священства, призывают к национальным идеям.

Национальные идеи это очень хорошо и мы должны их ценить, без них мы не можем быть теми кто мы есть. У иудеев свои в Риге свои, в Украине свои, в России свои. Нельзя забывать свои традиции, свой язык, своих наставников и свои святыни.

Когда мы только очистимся от греха, который удручает человеческую душу. А грех тянет за собой последствия смерти и человек умирает. Только пост и молитва возводят человека на духовную высоту. Чаще читайте жития Святых Печерских угодников, египетских пустынников и всех святых.

Составитель Акафиста и канона Преподобным Печерским, сказал что Печерская лавра - это вторая Фифаида Египетская и подвиг здесь не меньший.

Если взять пустынника, то человек проводит все время на свежем воздухе. Он каждый день видит солнце, в лицо дует ветер. И возьмем затворников, которые 40 лет не видят никого. Которым дают два раза в неделю просфорку и стакан воды, они никого не видят, ни с кем не общаются, у них один собеседник - Христос Спаситель, Пречистая Дева Мария и угодники Божьи с архангельским и ангельским миром. И такому подвигу научитесь!

Серафим Саровский стоял тысячу дней и ночей на камне. Это тоже подвиг, но не сравним с подвигом затворничества. Можно сравнить с Иоанном Многострадальным, который более 30 лет стоял, закопанный по пояс, ведя войну против страстей и пороков блуда.

Взять Илью Муромца, который прошел военные испытания и дал обет, если останется жив, то придёт в обитель. Здесь и покоятся его нетленные мощи.

Но самое главное, давайте научимся молитве! Не в многословии слышен Бог, а в молитвенном молчании. Тогда Господь всегда будет с нами, чего и желаю всем нам, чтобы благодать и благословленные Печерской лавры распространились как от Гроба Господня в Иерусалиме, так и этой святой обители, и каждому человеку помогал Господь достичь тихой пристани Царствия Небесного.