В письме говорится, что прежде округ, дескать, был милосерден по отношению к огородникам: действовала скидка, и мы платили от 0,2 до 0,6% от кадастровой стоимости недвижимости. Но с 1 января скидки не будет: станем платить стандартную ставку в 1,5% — т.е. в 7,5 раза больше!

Впрочем, в письме сказано, что выход есть — нужно только задекларироваться на территории самоуправления. То бишь из Риги, где проживают практически все садоводы-огородники, — в Сигулду.

Нормально, да? Первым делом житель столицы теряет Карту рижанина, которая, например, непенсионерам дает возможность в выходные ехать на общественном транспорте со скидкой. А политический аспект?

Декларируясь в Сигулдском самоуправлении или, скажем, в Саулкрастском, рижане-граждане лишаются права голосовать на муниципальных выборах в Риге. «Волостные дядьки» тем самым уменьшают количество потенциальных избирателей русских партий в столице. Между прочим, они уже давно призывали «таутиешей» из провинции, работающих в Риге, декларироваться в столице, чтобы голосовать за «своих», а для русских придумали такой вот вариант зачистки...

Спасибо «вагонке»!

Самое обидное, что к созданию садово-огородных кооперативов нынешние волости и округа не приложили ни малейших усилий. Эгльупе, например, становлением обязан Рижскому вагоностроительному заводу. До войны здесь добывали известняк, а в 1970-е РВЗ начал прокладывать дороги, коммуникации. Чтобы заброшенный известняк стал цветущим садом, понадобились годы.

А места у нас живописные. Подбрюшье Национального заповедника «Гауя» — километрах в 15 от Сигулды. Девственная природа: в лесу черника, малина, брусника, много грибов. В августе-сентябре приезжают грибники из Риги: выходят на следующей станции — в безлюдном Силциемсе — и идут в сторону Эгльупе.

Название станции — от одноименной реки. Река узенькая, неглубокая, но чистая, впадает в Гаую. Вокруг много подземных источников — некоторые садоводы-огородники приезжают за этой водой круглый год. Говорят, целебная, эликсир здоровья...

Ох уж эти институции

Все бы хорошо, да после независимости каждый начальник (или, как пишут по-латышски, институция) хочет нажиться на горожанах-садоводах. В 1990-е нужно было приватизировать землю. Бегали мы с этими бумажками в волость — тогда Аллажскую, в Ригу. Сертификатами рассчитывались, деньгами. Неграждан вообще поставили на обочину — запретили приватизировать.

Получили землю в собственность, но тут новая беда: правление товарищества потребовало электрощитки выносить на улицу — якобы требование «Латвэнерго». Деньги мы выложили — ящики, кабели, щитки новые купили. Свыше 300 латов на участок вышло. Кто не сделал — тому электричество отключили.

Через два года — новый клич. Долой ящики: «Латвэнерго» убирает все столбы и само прокладывает новые трассы. И опять новые проблемы, а главное — поборы. Вдвое выше прежних. Спрашивается, за что отдавали раньше деньги? Кому все это надо было? А щитки, за которые выложили большие деньги, так и стоят никчемные перед домами...

Ни уличного освещения, ни дорог

Но и этим дело не кончается. Волостная реформа по стране. Аллажскую волость ликвидируют, сады и дачи нашего садово-огородного товарищества переходят в Сигулдский новадс. Думаете, это лучше? Богатый регион будет ремонтировать дороги, благоустраивать инфраструктуру?

Мы тоже поначалу так думали. Только так бы вел себя богатый регион в Западной Европе, которому отчисляешь налоги. В Латвии — наоборот. Сигулда стрижет новые налоги с огородников — больше, чем прежняя маленькая волость, — и ничего не дает взамен.

Взять хотя бы дороги. Несколько лет назад от Инчукалнса в нашу сторону проложили шоссе — там построили ипподром для конной выездки, на крутых машинах приезжают кунги из Риги. Но вот дальше — к садово-огородным товариществам — дорога осталась грунтовой и разбитой. А ведь проезжают по ней постоянно сотни и сотни машин. Дороги нормальной нет, но на ней нередко «пасет» автомобилистов дорожная полиция...

Или взять такую элементарную вещь, как уличное освещение на территории садово-огородного товарищества: ни одного уличного фонаря. Во всяком случае — работающего. Что, опять огородникам-садоводам скидываться или все-таки новадс должен что-то делать? За что мы ему налоги перечисляем?

Впрочем, это типично латвийский вариант: зачем что-то строить, если можно доить на ровном месте за землю, которую не вы возделывали, за дороги, которые не вы прокладывали. А за инфраструктурой пусть следят сами владельцы шести соток...

Поборы энергомонополиста

Душит «Латвэнерго». Мало им того, что мы выложили большие деньги за прокладку нового подземного кабеля, новые трансформаторные щитки и индивидуальные счетчики, так ведь что ни день придумывают новые поборы. Если раньше платили по показаниям счетчика, то теперь введена минимальная абонентская плата. И те садоводы-огородники, которые с осени до весны здесь не живут (а таковых подавляющее большинство), вынуждены ежемесячно отстегивать энергомонополисту за то, чем не пользуются.

Мы, к примеру, — 5,20 евро в месяц. За год больше 60 евро набегает. А если взять все участки не только в нашем кооперативе, а по стране, то сотни тысяч, если не миллионы набираются!
Вот так, на ровном месте, из воздуха делаются деньги. А говорят, что в Латвии не умеют их зарабатывать. Умеют — на народном горбу...

«Желтые жилеты», вы где?

...В 1990-е многие садоводы перестали выращивать урожай — так, травка, цветочки. Но сегодня все больше постояльцев Эгльупе вновь сажают томаты, огурцы, картофель... Не потому, что это шибко выгодно. Просто мы поняли, что такое свои продукты и что такое магазинные.

В прошлом году, собрав после долгого перерыва картофель и попробовав его, наша семья не могла понять: чем же нас пичкают в магазинах?! Все бы хорошо, да только институции жизни не дают. Во Франции и толику того, что они делают, не стали бы терпеть. Но в Латвии «желтых жилетов» нет. А жаль...

Илья ДИМЕНШТЕЙН