Эрика Креслиньша 8 февраля 2015 года ударил по голове топором собутыльник. Мужчина умер в больнице после комы. Он был хорошим шофером и механиком, но, к сожалению, алкоголизм, кражи и последовавший за этим тюремный срок сломали его жизнь. Более чем через два года 31 августа 2017 его мать Тамара Креслиня только из материалов уголовного дела в суде узнала, что после смерть у ее сына изъяли донорские органы — обе почки, пишетLatvijas avīze, перевод Press.lv.


Мать уверенна, что сын не оставлял разрешение на передачу органов для донорских целей после его смерти и у нее самой такого разрешения никто не просил.

По ее заявлению 26 сентября этого года Госполиция возбудила уголовное дело по статье 139 Уголовного кодекса «О незаконном изъятии органов и тканей человека». Этот рассказ лишь подтверждает то, что в Латвии закон об использовании органов умершего человека для медицинских целей прописан нечетко. Возможно, большего порядка в этой сфере достигнут поправки к закону, которые на прошлой неделе приняло правительство и которые еще предстоит утвердить Сейму.

Мать рассказала, что когда 9 февраля 2015 года она увидела сына в коме, то сразу поняла — случай безнадежный. И надо готовится к тому, что систему отключат.

Однако ее не отключали целый месяц, на вопрос «почему?» ей отвечали, что так надо. И посоветовали в больницу не ходить, а ждать звонка.

Эрика отключили от системы 10 февраля. Но матери сказали пока не приходить. 12 февраля она с младшим сыном отправилась в больничный морг, но тела там не обнаружилось.

«Но где же он тогда, если в больнице его нет? В тот момент у меня появилась мысль, что его могли использовать в качестве донора. Кажется, он появился в морге вечером того дня. Тогда я еще подумала, что если бы пока он находился в коме, у меня спросили, можно ли забрать его органы после смерти — я бы разрешила», — рассказывает убитая горем мать.

Полгода она думала, стоит ли подавать в суд. А потом узнала, что этот случай — не единичный. И разозлилась. Ей дважды отказывали в возбуждении дела. Тогда женщина пожаловалась в прокуратуру. После этого полиция дело завела.

Недавно она узнала, что почки пересадили разным пациентам. Оба живы и здоровы. И она этому искренне рада.

Старший инспектор участка Тейки Рижского регионального управления Госполиции Р. Крылова объяснила матери, что врачи перед трансплантацией проверили базу данных и убедились, что Эрик Креслиньш не давал разрешение на то, чтобы стать донором после смерти, но и запрета на это не написал.

Инспектор объяснила, что в законе есть 11 пункт, который гласит: «Забрать органы умершего человека для трансплантации можно, если в Регистре жителей нет отметки о запрете использовать органы и ткани этого человека для трансплантации, и если близкие этого человека перед операцией по забору органов в письменной форме не выразили заперт на использование органов и тканей умершего после его смерти». При этом закон не предусматривает оповещение родственников об этом механизме.

Однако прокурор И. Зепа и правозащитник И. Пиляне посоветовали матери бороться за свои права, чтобы в закон, наконец, внесли правки.

Из-за неясностей с законом Латвия уже проиграла два похожих дела в Европейском суде по правам человека и выплатила компенсации.

Кроме того, сложности с формулировкой закона — одна из причин, почему Латвия до сих пор не ратифицировала конвенцию Совета Европы о борьбе с торговлей донорскими органами.

Министерство юстиции уже разработало законопроект, согласно которому каждый человек будет обязан указать в электронной системе здравоохранения — желает ли он стать донором после смерти или нет. И в случае, если такой отметки врачи не найдут, их обязанностью будет узнать мнение родственников (супруг, родители, совершеннолетний ребенок, братья или сестры, или указанная в системе здравоохранения контактная персона).

Авторы законопроекта особо отмечают, что органы для трансплантации у умерших в случае разрешения будут забирать на бесплатной основе. Получить от этого доход будет невозможно.

Единственной сложностью может стать то, что медики не всегда могут связаться с родственниками.

Кроме того, врачи врачи новую формулировку закона не поддерживают и по другой причине.

«Я считаю, что латвийские законы в этой сфере — в порядке. Другой вопрос, что их можно по-разному трактовать. Главное здесь: хотим ли мы быть страной, в которой спасают максимально много людей, или нет? Например, при трансплантации почек можно спасти человеческую жизнь, которая может принести пользу обществу», — считает президент Латвийского общества врачей Петерис Апинис.